Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

cross-ld

Личность, сущность и высшие тела.

/ из недавно вышедшей книги о гурджиевской групповой работе — запись беседы лидера нью-йоркской группы Джерри Брюстера…/
~ • ~ • ~

Встреча началась с чтения беседы м-ра Гурджиева в Америке «О сущности и личности» (Взгляды из реального мира, 29 марта 1924).

Q: Я всегда думал, что форматорный аппарат находится в мыслительном или же физическом центре. Но судя по тому, что мы услышали сейчас, сущность живёт во всех моих центрах, личность же — исключительно в моём форматорном аппарате. И мне интересно, действительно ли это так?

JB: Идея четырёх тел человека является действительно экстраординарной — вокруг неё вращаются практически все остальные идеи — в том числе и развитие нового, "астрального" тела. Что может вызвать рост этого второго тела? Не я сам или же "делающая это" моя личность, но моё разрешение к действию на меня чего-то высшего. Именно в этой борьбе я получаю впечатления и необходимые высшие энергии. Рост второго тела происходит в результате особого взаимоотношения между энергиями центров.

Пытаясь изучать себя, мы начинаем видеть, что целиком захвачены в ловушке личности. Всё происходящее с нами относится лишь к личности, а о своей сущности мы практически ничего не знаем. Приближаясь же к чему-то более существенному, мы моментально оказываемся в состоянии глубокого отождествления. Я воспринимаю личность как взаимоотношение между форматорными частями различных центров: тела с его характерными позами, эмоций с их привычными беспокойствами и ума с поддерживающими его фантазиями. Мой образ самого себя формируется на основе этого, поддерживая мой сон.

Вне работы над собой, форматорные аспекты каждого из центров связываются случайным образом и склеиваются навсегда, удерживая нас в постоянном рабстве собственной механистичности, исходящей из прошлого или от ожидания будущего. Всё видимое мной является прямой противоположностью понятия “сейчас” и сильно искажённым отражением реальности. В нашем нынешнем состоянии, привычные позы связываются с привычными эмоциями и мыслями в весьма причудливом танце — если у вас появляется определённая ассоциация, то вы принимаете определённую позу и в вас возникает определённое чувство. Поэтому нам чрезвычайно трудно думать, чувствовать или ощущать что-то новое — даже когда я пытаюсь изменить ситуацию, сделать это оказывается невозможно из-за того, что каждый центр поддерживается двумя другими. Я хочу работать над своими эмоциями, но они слишком сильны и я полностью отождествляюсь с ними — а то, что я называю “Я”, недостаточно сильно, чтобы бороться с силой моей эмоциональности. Личность не желает знать или признавать сущность. Но всё поддерживающее жизнь личности извлекается из энергий, предназначенных для питания моей сущности. Личность создаёт ненужные страхи, беспокойства, напряжения и прочие эмоциональные реакции — всё это обычно и поддерживает существование нашей личности. Страх иногда полезен для выживания и действительно важен, например, в присутствии льва или тигра, преследующего вас. Но личность использует эту характерную черту боязни инстинктивного центра для создания собственной эмоциональной жизни — она и живёт как раз за счёт извлечения из меня подобной энергии. В обычном состоянии, моя сущность полностью скрыта за личностью — она не получает солнечного света.

Но для пребывания в настоящем моменте нужна другая часть меня. Я должен ощущать, думать, чувствовать и воспринимать впечатления осознанно. Тогда у меня могут появиться силы ‘идти против’ привычных поз и отношений. А если я могу вмешаться в принимаемую позу, то нахожу в эти моменты себя свободным от эмоций и мыслей, связанных с этой позой. На какой-то период я оказываюсь вне сферы влияния паразита личности. Полученное новое впечатление позволяет моей сущности расти. Это необходимо вовсе не потому, что сущность является хорошей, а мы в ней являем собой некий образ ‘благородного дикаря’. Нет, сущность представляет собой лишь семя… когда личность пассивна, сущность может стать активной, а это является правильным взаимоотношением между ними двумя — чтобы третья сила могла войти и что может явиться возможностью для нового роста.

Collapse )
cross-ld

Сознательный труд и намеренное страдание — часть 2

[ продолжение беннетовской темы, начало здесь ]

~ • ~ • ~

. . . Следует безошибочно отличать два различных вида страдания. Есть губительная форма страдания, которое можно назвать "злонамеренным страданием". Оно губительно как по своему происхождению, так и по результатам. Любое страдание, исходящее от дурных намерений, ненависти, осуждения и неприятия других, относится к страданию этого рода.

Второй формой злонамеренного страдания является сомнение. Хотя понять это не так просто. Сомнение есть состояние, где человек требует предъявить факты и доказательства, отказываясь принимать что-либо, пока оно не будет ему представлено. Откуда это исходит? Это идёт от собственного эгоизма и желания иметь что-то незаслуженно. Надо усвоить, что само подобное сомнение уже есть грех.

В этом мире, каждый следующий шаг перед нами всегда ясно виден. И в любой данный момент мы всегда можем сказать, что нам надо сделать. Насчёт "завтра" же мы меньше уверены и здесь уже могут возникать разного рода вопросы и неопределённость. Но если мы говорим: "Как я могу идти дальше, если мне не даны гарантии даже в завтрашнем дне?" — здесь мы предъявляем уже незаконные требования. Многие страдают от подобного рода внутренних вопросов и мучительных переживаний. При поверхностном взгляде, такой подход может казаться разумным, но фактически, это одновременно и самооправдание, и проявление собственного эгоизма. Когда мы реально начинаем видеть, что наше сомнение является разновидностью неправильного страдания, тогда само наше отношение меняется. Мы начинаем видеть, что нам вовсе не требуется иметь уверенность. Есть существенная разница между желанием задавать вопросы и требованием ответов. Мы прекрасно можем обходиться знанием того, что нужно сделать в данный момент, без какой-либо уверенности в результатах или в том, что случится завтра.

Третьей формой злонамеренного страдания является алчность. Она может порождать много различных форм страдания: страх нужды, страх лишения, все виды страдания, исходящие от мотивов собственничества в наших личных отношениях с другими по поводу внешних вещей. Всё связанное с требовательностью, особенно в отношении самого себя и своих прав, приводит к различным формам неправомерного страдания.

Четвёртое — это самолюбие, которое, в наиболее очевидной своей форме, является жалостью к себе. Вообще, весьма большой спектр страдания исходит из нашего чрезмерного внимания к собственной персоне. Мы много страдаем также от собственного неприятия страдания, причём, все отказывающиеся принять свою неизбежную долю страданий, оказываются при этом страдающими в десять раз сильнее.

И последнее, существует ещё особый вид страдания, связанный со временем — такой, как бессилие и сожаления. Мы страдаем по поводу того, что случилось в прошлом, или наоборот, из-за того, что не произошло то, на что мы надеялись и рассчитывали. Как по этому поводу говорил Пак Субух: "Вы страдаете из-за того, что пытаетесь бежать быстрее Бога".

Collapse )
cross-ld

Идея сопротивления

[ Полезные темы из сборника "Exchanges Within", интересные скорее в качестве хорошего материала для размышления, чем в виде источника неких готовых ответов… ]
~ • ~ • ~

Вопрос: Можете Вы рассказать подробнее о сопротивлении? У меня такое чувство, что сопротивление является чем-то изначально встроенным в нас, а сам я беспомощен перед его лицом. У меня нет контроля даже над тем, чтобы, сохраняя спокойствие, пытаться отследить или увидеть, откуда приходит это сопротивление. Всякий раз я вижу, как оно по прежнему легко захватывает меня. И очень трудно работать, встречая его в лицо.

Лорд Пентланд: Вновь мы приходим к той исходной точке, о которой Вы сказали сейчас в конце. Работать очень трудно. В каком-то смысле, это будет сейчас моей отправной точкой. Работа — это роскошь. Я не смешиваю её с обычными жизненными трудностями. Если это роскошь, если мы говорим о работе, направленной на то, чтобы сохранять присутствие в жизни, которая и без того полна трудностей, то можно ожидать, что эта работа будет особенно трудна. Прежде всего, я исхожу из этого.

Но все возникающие трудности в работе почти всегда создаются мной самим. А у меня, постоянно сталкивающегося со всевозможными трудностями ведения обычной жизни, не будет возникать особого желания для подобной роскоши — "для души" или чего-то другого, как бы вы это ни называли. Эта фабрика всегда поддерживает лишь саму себя. Реальной энергии для работы при этом остаётся немного. Так что я действительно привык уже полагаться на идею работы, относящуюся к моему пониманию сопротивления. Вы следите за моей мыслью?

Collapse )
cross-ld

СОВЕСТЬ, продолжение

[ Транскрипт сессии Дж.Г.Беннетта (май 1974), 2я часть. Начало здесь. ]

~ • ~ • ~
[ . . . ]
Stud: Мне наиболее запомнился один вечер, когда мы с друзьями сидели за бутылкой виски, и вдруг неожиданный импульс побудил меня спуститься вниз на кухню, чтобы приготовить порцию тостов с корицей. Я делал их, одновременно думая: "Итак, тема этой недели — Совесть. А я могу видеть себя здесь, когда готовлю тосты, лишь потому, что никого здесь сейчас со мной нет". Я помню, подумал ещё, что есть в этом что-то неправильное, как если бы у меня не было Совести вообще.

JGB: Хорошее наблюдение. Тут возникает ещё вопрос, на который также надо обратить внимание: Почему, даже когда мы можем видеть себя делающими определённые вещи, само это виденье не меняет ничего? Я уже говорил в начале, что Совесть подобна посетителю. Давать указания в доме она не имеет права. И сказанное вами, прежде всего, очень точно иллюстрирует смысл моих слов. А способность видеть и осознавать это даёт реальный ключ к пониманию работы Совести. Власть применения силы Совести не дана. Такой властью наделён лишь наш эгоизм. По сути, борьба между Совестью и эгоизмом является как раз борьбой между светом и тьмой, где противостоящим сторонам дозволено использовать только собственное оружие. Совесть вооружена светом, эгоизм — тьмой. Описанное только что Джоном и, думаю, знакомое всем, являет собой нечто, что каждый из нас делал. Более того, каждый из нас вёл так себя и на этой неделе, а если кто-то думает, что это не так, он просто не наблюдал себя.

Как только мы начинаем видеть таким образом, это создаёт угрозу для эгоизма. Раньше или позже, свет для него становится слишком ярким. Хотя Совесть может дать свет, но не высветить сам эгоизм. Мы не способны видеть его напрямую, мы видим лишь проявления своего эгоизма, особенно его проявления в нашей личности. Сам же эгоизм остаётся надёжно защищённым собственной темнотой. И покорение эгоизма является длительным и очень большим завоеванием. В практике движений под названием "The Great Prayer" это происходит в третьей фазе, после очень серьёзных трансформаций. Эгоизм живуч и сохраняется долгое время, даже после того, как инициатива уже перешла от личности к сущности, а ваше бытие, наконец, обретает реальность. Но понемногу свет делается сильнее и ярче, всё непереносимее для эгоизма. В конце концов, это принудит вас встать на колени и эгоизм выйдет из вас.

Увидеть и пытаться удержать осознание в ситуации, описанной Джоном, будет очень хорошо для практики. И вы также хорошо можете себе представить, что вряд ли обрадуетесь, если в процессе приготовления такого "тоста" в вашу кухню вдруг войду я. Говорю я это потому, что хочу, чтобы у вас появилось понимание важности силы, заключённой в способности видеть, также как понимание глубокого смысла, стоящего за всеми этими разговорами о силах тьмы и силах света.

Collapse )
cross-ld

о природе внимания, как главного инструмента в работе

Каково моё намерение, каково моё решение? Обычно я никогда не принимаю собственного решения, куда направить мой интерес. Но сейчас я решил, что этот мой интерес должен следовать в направлении моего внутреннего мира, пытаясь войти в контакт с ним и удерживая на нём часть моего внимания. Задача эта на поверку оказывается весьма трудной. Я уже осознаю, что мне предстоит тяжелейшая борьба — моё решение здесь не в счёт, оно ничего не стоит; мысли мои неосознанно и дико скачут во все стороны; большая часть меня с готовностью следует чему угодно. И мне приходится ежесекундно поддерживать своё решение, чтобы не потерпеть поражение.

Я пытаюсь поддержать своё усилие желанием стать серьёзнее, произнося про себя, как молитву: "Я хочу быть серьёзным", взвешивая каждое слово... Я пытаюсь серьёзно смотреть на свою жизнь, как на нечто, лишённое цели, смысла и реальности. Мы не живем из чего-то подлинно живого внутри себя, того, что действительно может быть названо 'Я'. Нашими действиями в жизни руководит нечто, что в один момент полагает одно, а уже в следующий делает совершенно другое. Если я смогу стать немного более серьёзным, я одновременно смогу приступить и к подготовке моего внимания.

Эта работа подразумевает прежде всего необходимость прийти к нашей реальности, жить в чём-то подлинном внутри себя, в сущности, а не только в вечном вращении колёс мнений и влияний. Но такая задача требует специальных тонких инструментов высокой точности. Попытки взять её одними голыми руками, своими грубыми пальцами, заранее обречены на провал. И фундаментальным смыслом всех наших усилий является приобретение и совершенствование самого главного инструмента, нашего внимания.

Внимание всегда можно измерить — подобно вину или шёлку. Аналогично тому, как в нас бывает много глупости или разума, также и внимание может быть очень грубым, но может быть утончённым и эластичным. Когда в разговоре я пытаюсь передать нечто собеседникам, для этого требуется определённое количество внимания. В какие моменты я осознаю, что уделяю внимание или (используя известное выражение) плачу вниманием?

Постепенно я начинаю осознавать, как работает внимание — осознавать, когда я хочу, желаю, решил уделить внимание. Но трудно уделять внимание самому себе таким образом, что это будет одновременно удерживать меня в стороне от чужих мыслей и чувств, чтобы непосредственно ощущать и чувствовать жизнь через внимание. Ощущение есть жизнь, ощущение есть внутренняя энергия. В самом начале его восприятие ещё так мало, так мимолётно. Но мы можем прийти к такому моменту, когда начнём воспринимать всю полноту жизни через ощущение. Когда мы начинаем работу, мы пусты и долгое время ещё мы остаёмся пустыми.

Быть пустым — очень плохое положение вещей. Но у нас никогда не было ничего другого, за исключением, возможно, того состояния, когда мы были ещё детьми, но мы уже не помним этого. Если я перестаю думать, то есть перестаю быть связанным со своими мыслями, я буду испытывать ощущение пустоты. Именно поэтому люди постоянно что-то слушают или читают новости, etc — потому что за пределами всего этого царит пустота. Но что это значит? Неужели там действительно пустота? Как же так, ведь жизнь идёт? И я живой, хоть я могу и не ощущать этого. Но я знаю, что я живой. Я знаю это в голове, но чувствую ли я, ощущаю ли я это?

Collapse )
cross-ld

Внутреннее ощущение. Инструмент контакта

[продолжаю переводить фрагменты из книги Жанны Зальцман "Реальность Бытия"]


Я желаю почувствовать факт того, что я существую -- не просто как тело, животное или машина, а как человеческое существо. Мои мысли и чувства находятся на уровне животного. Когда я направляю своё внимание к себе, я нахожу, что никогда не осознаю себя, никогда не бодрствую. Я не знаю, что существую или как я существую. Я просто забываю об этом. Вся моя жизнь проходит без переживания самой важной вещи.

Пытаясь повернуть своё внимание к себе, я вижу как это трудно, и реально я почти никогда даже не пытаюсь. Моё внимание всегда уходит к чему-то, что не является мной. Всё вокруг важно, за исключением меня. Я могу думать обо всём мире, но только не о себе, о том, кто я есть. Поэтому первым шагом является просто мысль "я существую", сам факт существования. Без этой мысли я никогда не вспомню о моём существовании. Но этой мысли одной недостаточно, это не само переживание. Здесь присутствует только мысль, а чтобы помнить о моём существовании, я должен иметь желание. Но у меня нет желания, мне это безразлично. Тот факт, что я существую, мне не интересен. Если я реально это увижу, это будет настоящий шок. Я начну понимать, что мои чувства просто не подчиняются мне. У меня нет над ними абсолютно никакой власти.

Я принимаю своё существование за данность, но совершенно не знаю его. Я не знаю, что это означает -- жить как человеческое существо. И в то же время, пока я не осознаю, что я существую, я никогда не узнаю, как и для чего я живу. Я должен знать и иметь опыт, чтобы моё существование стало сознательным, иначе оно не имеет смысла.

Но что это значит -- знать, иметь опыт? Я должен увидеть, что моего мышления здесь недостаточно, что у меня никогда не будет реального знания и опыта только лишь в мыслях о чём-то. Необходимо привнести что-то ещё в моё Присутствие. Но каким образом?

Collapse )
cross-ld

где расположены аккумуляторы нашей памяти?


"Does Memory Reside Outside the Brain?"
from The Epoch Times

После многих десятилетий исследований, учёные так и не в состоянии объяснить, почему ни одна из частей мозга не подаёт признаков ответственности за хранение воспоминаний.

Большинство людей полагают, что наши воспоминания должны существовать где-то в наших головах. Но даже лучшее попытки в медицинских исследованиях не помогли определить, какая же из областей мозга реально хранит то, что мы помним. Возможно ли такое, что наши воспоминания на самом деле обитают в пространстве за пределами нашей физической структуры?

По утверждению английского биолога Руперта Шелдрейка, память не находится ни в одной из географических областей головного мозга, а размещена в некотором виде поля, называемом им морфогенетическим, окружающем и пронизывающем мозг. А тем временем, сам мозг действует "декодером" потока информации, производимого взаимодействием каждого человека со своим окружением.

В одной из работ, для объяснения принципа взаимодействия разума и мозга Шелдрейк использовал аналогию телевизионного приёмника.

"Если я испорчу ваш телевизор, так что он перестанет принимать определённые каналы, или лишу его голоса, сломав что-то в звуковом тракте, так что останется только немая картинка, это не будет являться доказательством того, что звук и картинки прятались где-то внутри телевизора.

Я просто нарушил регулировку системы, так что вы не можете больше принимать корректный сигнал. Также и потеря памяти из-за повреждения мозга не доказывает, что память содержится внутри мозга. На самом деле, потеря памяти чаще всего - временная проблема: например, амнезия в результате контузии.

Такое восстановление памяти очень трудно объяснить в рамках общепринятых теорий: если воспоминания исчезли за счёт разрушения некой ткани памяти, где они хранились, они не должны вернуться снова; и в то же время, они часто возвращаются.

Также не являются доказательством хранения памяти мозгом эксперименты, считающиеся ключевыми -- воспоминание пациентами живых сцен их прошлого при электрической стимуляции определённых областей их головного мозга. По той же аналогии: стимуляция цепей регулировки в телевизоре и перепрыгивание в результате на другой канал, не доказывает, что информация хранится в этих цепях.

Тем не менее, многие в нейрофизике продолжают настаивать на ещё более глубоких поисках хранилища памяти в головном мозге. Например, один из известных в этой области исследователей Карл Лешли, чьи эксперименты показали, что даже после удаления у крысы 50% мозга, она продолжает помнить трюки, которые её обучили исполнять.

Но что ещё интереснее, при этом совершенно не было разницы, какая именно из половин мозга удалялась. Лишившись левого полушария мозга или же правого, грызуны были способны выполнить заученные действия как и раньше. Последующие исследователи подтвердили те же результаты у других животных.

Collapse )
cross-ld

О пользе пустоты


Довольно интересный фрагмент о необходимости очищения пространства внутренней работы.

[одна из бесед из книги "Exchanges Within: Избранные вопросы из повседневной жизни
по занятиям в гурджиевских группах с Джоном Пентландом в Калифорнии 1955-1984".]

Collapse )