Andrey Koklin (larkin_donkey) wrote,
Andrey Koklin
larkin_donkey

Category:

Сознательный труд и намеренное страдание — обсуждение

[ заключительная часть беннетовской темы, начало здесь ]

~ • ~ • ~
ОБСУЖДЕНИЕ

В. Мысленно я могу говорить: "Я действительно хочу посвятить себя этому пути". Но выглядит всё это очень поверхностным. Каким образом можно сделать такое чувство глубже? Фактически, я даже не понимаю за что тут можно взяться, не вижу вещей, которые необходимо сделать. Настолько тема эта ускользающая.

Дж.Г.Б. Да, это характерно для всех нас. Но надо смотреть на подобные вещи в целом. Как часто говорил я себе: "Если бы только я заметил это, я бы мог что-то сделать с ним" — когда уже слишком поздно. Сейчас я уже вижу, что должен просто принять это. Есть определённые виды дефектов в нас, которые кажутся неизменными. С другой стороны, постепенно пришло большее, ясное и все-охватывающее осознание Работы. Оно сильнее укоренилось во мне как целом.

Если человек видит препятствие в себе, подобно описанному вами, значит оно может быть преобразовано в более сильное желание работать над собой. Фактически, это характерный случай ненамеренного страдания, а это значит, что его возможно трансформировать. Когда дела идут не так, особенно когда это происходит из-за чего-то в нас самих, исходящая от неудачи энергия может быть направлена на нашу Работу.

У Руми в «Маснави» есть одна притча, хорошо иллюстрирующая это. Один человек отправился в мечеть для молитвы, но дойдя до неё, он встретил выходящих оттуда людей. "Куда ты направляешься?" — спросил его один из них. "Молиться" — ответил ему человек. Ему сказали: "Ты опоздал. Пророк уже дал своё последнее благословение". Услышав это, человек крикнул в отчаянии: "Ах!". Тогда другой взглянул на него и произнёс: "Дай мне это своё 'Ах!' и я охотно отдам тебе все свои молитвы".

Осознание нашей собственной невнимательности, пренебрежительного отношения может стать для нас значительным источником энергии в работе. Прямые же попытки преодолеть это пренебрежение могут оказаться неэффективными; этого я не могу сказать.

В: Любые высшие намерения в отношении намеренного страдания, мне кажется, очень легко могут стать загрязнёнными. Как с этим бороться?

Дж.Г.Б. Одна часть ответа здесь заключается в том, что мы можем помогать друг другу. Скажем, судя по всем свидетельствам, Мухаммед никогда бы не выполнил свою миссию, если бы не его жена Хадиджа и его дядя, поддерживавшие его, когда он был полон сомнений по поводу себя и своего видения. У него было искушение бросить всё, поскольку казалось ужасной самонадеянностью верить, что он получил прямое указание от Бога. В таком искушении, когда человека пугает мысль о том, что голос Бога может оказаться голосом его собственного эгоизма, человеку нужно иметь возможность обратиться к другим.

И также сюда ужасно легко может примешиваться недоброжелательность. Когда у кого-то есть ощущение миссии, он с лёгкостью может начать чувствовать, что все противостоящие и препятствующие ему олицетворяют зло и, соответственно, он будет дурно думать о них. Хотя действительно чистые люди никогда не попадают в подобную ловушку.

В: Как сказал Христос — кто не против нас, те с нами. Но как быть с теми, кто против нас? Какое отношение должно быть к ним?

Дж.Г.Б. В Нагорной проповеди Христос сказал: "Не противьтесь злу". Она полна подобных вещей. Если человек отнял у вас рубашку, пусть заберёт у вас и пальто; если он принудит вас пройти с ним одно поприще, пройдите с ним два; благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих и гонящих вас.

В: Сама идея намеренного страдания кажется довольно лёгкой для понимания, но её реальное приложение к событиям в жизни очень трудно. Именно в этом отношении возникают все сомнения.

Дж.Г.Б. Прежде всего, следует понять, что к страданию подобного рода не следует стремиться. Об этом ясно говорится в Евангелиях, описывающих сцену на Елеонской горе: "Если не может миновать меня чаша эта, если должен я испить её, да будет воля Твоя". За чашей этой Иисус не гнался. Но совершенно ясно, что не было никакого другого пути исполнить то, что должно быть сделано, кроме всего последовавшего.

Другой пример — когда Ананда, любимый ученик Будды, пребывал в отчаянии по поводу неминуемой смерти Гаутамы, Будда призвал его обратно из монастыря, в котором тот заточил себя, и заставил его вернуться обратно к этой жизни и своим обязанностям. Есть много историй подобного рода, показывающих, что намеренное страдание — это вопрос принятия того страдания, которое приходит вместе с необходимостью исполнить определённую задачу.

В: В том, что Вы сказали, чувствуется нечто истинное, нечто существенное. Оно произвело очень глубокий эффект. Но уже сейчас его воздействие слабеет и отступает, лишь только я начинаю думать о перспективах делать что-то в мире. Как нам следует вести себя? Какие здесь могут возникнуть трудности? Какого рода отношение должно быть у нас?

Дж.Г.Б. Если вы пришли в эту Работу только за тем, чтобы приобрести что-то лично для себя, вы будете разочарованы. Но здесь может войти нечто другое, осознание того, что вообщем не имеет значения, что можно при этом получить для себя лично, пока у вас есть возможность сделать что-то действительно необходимое. Это большой и реальный шаг в нашей трансформации.

В: Можете ли Вы сказать что-то ещё о том, каким образом подобное служение в его целостности возможно поддерживать чистым, без путаницы, сомнений, своеволия и всех прочих "прелестей", постоянно встающих на пути.

Дж.Г.Б. Здесь требуется понимание. Вы можете принимать или не принимать мои слова. Бывают моменты, когда такое отношение действительно появляется, но требуется ещё очень многое, чтобы оно стало вашим собственным. В вас не сформировалось ещё подлинное понимание того, что из этих "прелестей" следует ликвидировать, что трансформировать, а что необходимо просто принять. Простого, короткого пути здесь не существует, но со временем это чувство придёт.

Такое понимание не сделает нас совершенными, но даже просто научиться смотреть на страдание не как на злосчастный недуг — это уже большое дело. Но для этого в нас должен сначала открыться внутренний взгляд, способный видеть вещи такими, как они есть в реальности. Когда вы начнёте видеть их в действии, то увидите также и необходимость страдания. И тогда ваше стремление избегать его станет подобным избеганию при ходьбе ставить на землю другую ногу. Подобно двум ногам, радость и страдание на духовном пути следуют одно за другим и через некоторое время мысли о том, какая же из "ног" у вас сейчас стоит на земле перестанут вас заботить. Вы осознаете тогда, что скорее наоборот — было бы крайне неудобно, если бы вам пришлось скакать всё время лишь на одной ноге радости.

~ • ~ • ~

From: / "Talks on Beelzebub's tales",
J.G. Bennett, "Being - Partkdolg-Duty —
Conscious Labour And Intentional Suffering" /

перевод: larkin_donkey

Tags: being-partkdolg-duty, bennett, conscious labour, intentional suffering
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 25 comments