May 2nd, 2018

cross-ld

ВРЕМЯ

«Что такое время? Когда меня никто не спрашивает, я понимаю это,
но если спросят — я в совершенном тупике и не знаю, что сказать.»
/ Августин Блаженный, Исповедь, кн.11 /
~ • ~ • ~

Работа с вопросами времени действительно сложна. И вероятно, высказанное Св. Августином чувство многие разделяют. Когда мы пытаемся рассмотреть время, прежде всего, мы можем сфокусироваться на настоящем моменте сейчас, как очевидно наиболее непосредственной и первичной манифестации времени. Но по мере того, как мы пытаемся его осознать и лучше понять, мы обнаруживаем, что у нас нет ничего. Как выразил это ощущение английский философ Джон Локк: “Time is a perpetual perishing” (время есть вечное гибнущее). Когда мы смотрим в настоящее, оно постепенно сужается и становится настолько ‘тонким’, что превращается буквально в ничто. Так что же, неужели действительно вся эта исчезающая штука является чистой иллюзией?

Надо сказать, что и само понятие ‘сейчас’ получило уже серьёзный удар со стороны теории относительности, фактически отрицающей существование подобных вещей. Согласно ей, всё пространство и время скорее является равно существующим. На представленной физиками общей карте пространства-времени все ‘точки’ присутствуют вместе. Прошлое или будущее в этой схеме не имеют специального значения. Соответственно, чтобы не ставить всю теорию под сомнение, из этого делается вывод, что иллюзорным скорее является именно наше чувство ‘сейчас’.


Вообще, в отношении понимания ‘иллюзии’ в науке есть одна большая проблема, основывающая на том факте, что наш организм (включая мозг) чрезвычайно активен в производстве переживаний, касающихся этого мира. Изобретатель Эдвин Лэнд, известный как основатель компании Polaroid, даже преуспел в воссоздании полного цветового восприятия из источников всего нескольких длин волн. Более того, известны также его успешные эксперименты создания полноцветных изображений всего из двух источников света с длиной волны 579 и 599 нанометров, фактически, опровергающие даже классическую теорию трёхцветной фотографии Максвелла. Из всего этого можно сделать вывод, что и такие вещи как цвет иллюзорны, поскольку возникают лишь в мире нашего чувственного восприятия (хотя, возможно, это уже некий возврат к Декарту и компании). Можно ли сказать, что связь реального цвета с длиной волны такая же причудливая, как и у понятия ‘сейчас’ на карте пространства-времени?

Реальная возможность отнесения субстанции к ‘сейчас’ — это большое дело. Вместо уподобления этого понятия некой двумерной фигуре, не обладающей значимой толщиной и отделяющей прошлое от будущего на две абстрактные части, ему может быть присуще некое качество бытия. Здесь мы пока просто говорим, что это есть нечто, но в беннеттовской схеме вещей отсюда исходят серьёзные последствия.

Наше чувство времени находится под сильным влиянием чего-то весьма отличного от чувства ‘здесь, сейчас’ — а именно, пребывает целиком под действием хода часов. Часы здесь являются просто характеристикой любого механизма или машины, обладающих отсчётом и повторением. Нашей жизнью правят часы, а наша психика полностью обусловлена тем, что Томас Элиот в «Четырёх Квартетах» называл «узами будущего и прошедшего, тесно сплетенными в слабостях ненадежного тела». Другими словами, наше восприятие находится под воздействием нашего мышления. Одна из основных известных попыток развернуть направление этого влияния называется феноменологией — что можно грубо понять как ‘исходить из того, какими вещи представляются нашему опыту’, вместо стремления отталкиваться от некой научной модели того, что предположительно ‘происходит в реальности’. Феноменология уходит далеко во времена Гёте, который, помимо всего прочего, считал и цвет обладающим реальностью и значимостью — «деяния и страдания света».

Collapse )