May 6th, 2016

cross-ld

Природа страдания

Хорошее эссе, как материал для размышления на непростую и часто неверно понимаемую тему...
~ • ~ • ~

Страдание — это факт человеческой жизни. Одни люди страдают больше, другие - меньше, но никто не может полностью избежать страдания. И хотя значительная часть из переживаемого нами страдания является излишней и ненужной — возникая как результат нашего отождествления, состояния сна и порочных слабостей — многие из испытываемых нами в повседневной жизни страданий являются неизбежными. Можно сказать, что страдание является частью воплощённого человеческого состояния. Страдал Христос, страдали другие великие посланники свыше...

С эзотерической точки зрения, нам придётся допустить, что если человеку суждено страдать, то само страдание должно являться составной частью процесса связывания с высшими центрами, без чего человек не смог бы достичь тех высот духовности, которые мы видим в лучших произведениях литературы, искусства и музыки...

Есть общий принцип в подходе к самой работе здесь, суть которого сводится к следующему: когда мы страдаем, мы усиливаем при этом всё то, что чувствуем в своём внутреннем мире.
Страдание является фиксирующим — подобно лаку или морилке, которые используются для фиксации окраски. Оно стремится закрепить любую часть человеческой природы, которая выходит наверх, когда человек подвергается страданию. / Родни Коллин /
Представьте, например, что каждый раз, когда вы страдаете, это страдание отзывается в вас усилением чувства жалости к себе. А это значит, что всякий раз, когда вы страдаете, вы укрепляете это чувство жалости, и если страдание достаточно сильное, то такое саможаление постепенно фиксируется и становится фокусом всей вашей жизни.

Я видел, как это происходит, на примере одного человека, являвшегося пациентом психиатрической клиники, где я работал. Он был возраста ~ 25, немного полноватым, лысеющим, но парнем вполне приятной наружности. На своём первом приёме, он жаловался на приступы депрессии, но они приходили и уходили без видимого следа. Если честно, то сам я не видел тогда в нём никаких проблем. Он любил шутить, причём, весьма неглупо, а сам юмор его был ироничным, часто направленным на самого себя, и он умел неплохо себя представить. И хоть у него действительно наблюдались некоторые проблемы с уверенностью, особенно с женщинами, я даже и не думал, что они могут стать поводом для госпитализации. Но что я заметил тогда, у него была тенденция при столкновении с любыми трудностями начинать хандрить, чувствуя жалость к себе.

Когда он поступил к нам первый раз, он пробыл лишь две недели. Доктор назначил ему лечение, мы же пытались подбодрить его в отношении себя, а затем отправили его домой. Но несколькими месяцами спустя, он поступил к нам вторично. Причём, в худшем состоянии. Частота приступов его депрессии возросла, социальные навыки ухудшились, а его юмор стал более мрачным. Доктор назначил ему другое лечение, но пока ещё не было и речи о его суицидальных наклонностях, так что он опять был отпущен, хотя на этот раз примерно через месяц. Ещё через несколько месяцев он поступил к нам в третий раз, гораздо хуже, но снова был отпущен. Когда же он попал к нам в четвёртый раз, через 18 месяцев после первого поступления, он уже пытался совершить самоубийство.

В четвёртый раз он уже был помещён и оставался в клинике около трёх месяцев. В конечном счёте, как я понял его проблему, именно жалость к себе была механизмом его обхождения со страданием — его главной чертой. Что бы ни случалось в палате, что могло вызывать в нём дискомфорт, его ответом всегда была жалость к себе. Думаю, именно эта тенденция и вызвала тогда его спуск по нисходящей спирали.

Ещё один пример.

Одна моя знакомая была не особо полной, но и не худой. При этом она постоянно думала о том, какого мнения о ней другие. Ей очень хотелось нравиться людям и она считала, что худой её любили бы больше. Понятно, что само желание нравиться и стало главной мотивацией её диеты. Бывало, она ничего не ела по несколько дней. Такое голодание, хоть и не становилось ужасным страданием, безусловно было трудным для неё. И когда она боролась с желанием поесть, она естественно вспоминала причину своего голодания: желание нравиться людям. Поэтому само голодание усиливало её потребность нравиться, что, в свою очередь, усиливало зависимость от других для собственной самооценки. И весь этот процесс превратился в порочный круг: проблемы с самооценкой заставляли её сильнее голодать, что вело к ещё большим проблемам в самооценке, увлекая её далее уже к экстремальному голоданию и затем, по нисходящей спирали, к больничной койке.

Collapse )