November 18th, 2010

cross-ld

о грехе и о гидравлике

"А мы на встречу по реке шли на кораблике
И рассуждали о грехе и о гидравлике."
                                                        М.Щербаков

'Грех' - ещё одно слово, утратившее своё изначальное значение и ставшее чуть ли не перевёртышем смысла, если говорить о таковом в христианстве. В духе утверждения, что "филология важнее чем философия", интересно и полезно здесь проследить за постепенным изменением направления движения октавы понимания.

Для определения того качества, что в современных переводах текстов Нового завета называется "грехом", в исходном греческом варианте текстов НЗ использовалось аж девять разных слов, с совершенно различными значениями -- гамартия, парабасис, адикия, аномия, параномия и т.п... Позднее в переводах -- видимо, чтобы напрасно не загонять паству оттенками смысла -- все эти слова были слепленны в единый "грех".

Но наиболее часто (как кто-то подсчитал, 300 раз) использовавшееся в языке НЗ из этих слов: гамартия (hamartia).

'Гамартия', в оригинальном смысле, означает "промах по мишени или цели". Слово это использовал ещё Гомер, в значении брошенного копья, не поразившего цель. Правда, у Аристотеля его смысл уже был более туманным - для обозначения любой ошибки - иногда серьёзной, иногда нет. Но, во времена написания Нового Завета, слово это активно применялось в стрельбе из лука -- в смысле, "не попасть в бычий глаз".

То есть, главным вопросом здесь являлось не исполнение неких внешних священных законов, отступая от которых ты впадаешь в грех, а соблюдая - попадаешь на механические небеса... Наоборот, речь шла об активной позиции, в которой человек должен иметь собственную цель и неотступно следовать ей. Единственный грех в такой позиции - промах, как промах против себя. Но если у тебя нет внутренней цели, то ты и не способен даже грешить.

Понятно, что это вопрос не наличия некой жизненной цели -- успешности, умения топтать других, для приобретения известности и богатства... Наоборот, подобные цели только сильнее укрепляют позиции наших внутренних господ Самолюбиных и Тщеславиных, лишая последних шансов для пробуждения и роста чего-то реального в нас.

Также, традиционное понимание "греха" пытается привязать его к обычному чувственному мышлению. Тогда как для понимания задач подобной работы, мы должны прежде всего учиться думать по-новому, достичь метанойи -- психологического мышления, способного осознавать реальность за пределами сферы наших чувств и тела.

Collapse )