?

Log in

No account? Create an account
Recollection notes
Бодрствуем ли мы? 
10-сент-2016 05:02 pm
Эссе Альфреда Оража, пытающееся исследовать сон и бодрствование одновременно как факты и метафоры нашего психологического и духовного состояния. Впервые публиковалось журналом Psychology Magazine (NY, 1925) в серии статей под общим заголовком "Пятнадцать упражнений в практической психологии".
~ • ~ • ~

КАК можем мы доказать себе в любой данный момент, что не спим, видя лишь далёкие от реальности сны? Жизненные ситуации иногда бывают настолько же фантастичными, как и ситуации в сновидениях, меняясь с той же быстротой. Что если мы вдруг проснёмся и обнаружим, что наше бодрствование было всего лишь сном, а наш обычный сон в нём — просто сновидение в сновидении?

Существует традиционная доктрина, обычно связываемая с религией, но временами вторгающаяся в великую литературу, утверждающая, что наше нынешнее бодрственное состояние в реальности не имеет никакого отношения к бодрствованию. Конечно, это не обычный ночной сон и не сомнамбулизм или хождение во сне; но в рамках этой традиции, данное состояние представляет собой особую форму сна, сродни гипнотическому трансу, за исключением того, что в нём нет, как такового, гипнотизёра, а есть лишь внушение и самовнушение. В первом случае, от самого момента рождения и даже раньше, нам как раз внушается, что мы погружаемся в сон, в наше сознание постепенно внедряется общее убеждение, что мы не должны полностью бодрствовать, а должны, так сказать, грезить о грёзах этого мира — также хорошо, как уже умеют это делать наши родители и друзья. Маленьким детям, что примечательно и общеизвестно, довольно трудно поначалу проводить различие между этими двумя формами фантастичности — их собственными мечтами-фантазиями и мечтами, в которых живут их родители. Но когда они становятся чуть старше и изначальное внушение постепенно усваивается, оно переходит в самовнушение, поддерживающее нас в этом состоянии более или менее непрерывно. Наши друзья и окружающие, также как все воспринимаемые объекты, действуют подобно снотворному или индукторам сна. Нам уже не приходится, как это бывало в раннем детстве, тереть наши глаза, сомневаясь в реальности этого мира. Мы полностью убеждены не только в его реальности, но и в том, что никакого другого мира не существует. Мы пребываем в сновидении, но больше уже не сомневаемся, что бодрствуем.

Религия, очевидно, как раз представляет нашу смертную жизнь как некую форму сна, из которой возможно пробуждение в жизнь вечную. Новый Завет, например, постоянно использует образы сна и пробуждения. Согласно Евангелиям и Посланиям апостолов, мы спим с Адамом и пробуждаемся с Христом; а основной рефрен этого Учения в том, что мы должны стремиться к пробуждению из нашего нынешнего обычного бодрственного состояния, чтобы 'родиться заново'.

Если рассматривать литературу, та же идея, среди прочих авторов, развивалась, например, Генриком Ибсеном или Гербертом Уэлсом. Пьеса Ибсена "Когда мы, мёртвые, пробуждаемся", также как новелла Уэлса "Когда Спящий проснётся", как мы видим даже из самих их названий, предполагают, что мы люди пребываем во сне, но можем пробудиться.

Естественно, трудно убедить самих себя в том, что мы спим. Спящий человек, находясь посреди сновидения, обычно не может пробудить себя сам. Обычно это происходит, либо если сон бывает настолько неприятным, что приводит к пробуждению, либо человек просыпается естественным путём, либо его можно встряхнуть, чтобы он пробудился. Очень редко человек бывает способен добровольно пробудиться сам. Но ещё труднее самому очнуться из гипнотического сна. И если даже из таких относительно лёгких естественных состояний сна нам трудно пробудиться по собственному желанию, мы можем представить себе всю трудность добровольного пробуждения из более глубокого сна и грёз нашего обычного "бодрственного" состояния.

Но если мы честно пытаемся исследовать этот вопрос, каким образом можем мы убедиться в том, что действительно пребываем в некой форме сна в то время, когда нам кажется, что мы реально бодрствуем? Это возможно сделать, сравнивая два основных известных нам состояния сознания и наблюдая за их поразительно общими признаками. Каковы, например, самые характерные признаки нашего обычного сна, известные нам по воспоминаниям о сновидениях?

1. Сон случается. Иначе говоря, мы ни инициируем его сами намеренно, ни создаём действующие в нём персонажи и события. И в этом отношении он имеет большое сходство с жизнью в нашем бодрствовании, где мы также обычно не предопределяем ни курс событий, ни свой опыт, его объекты и персонажи, с которыми приходится сталкиваться изо дня в день.

2. Вторым общим элементом нашего обычного сна и бодрственных форм жизни является изменчивость нашего поведения. Вспоминая о том, как мы вели себя в ситуации сновидения, иногда мы довольны, иногда ужасаемся своему поведению. Но фактически, каким бы ни было это наше поведение, унизительным или лестным для нашей гордости и самолюбия, мы не могли поступить иначе. А наше беспокойство или удовлетворение происходит лишь исключительно по поводу предполагаемого разоблачения своей бессознательной сущности. Но чем, по сути, эти факты отличаются от фактов наших мечтаний-снов бодрственной жизни? В снах-жизни мы также оказываемся жалкой или хорошей фигурой, не по собственному желанию, а случайным образом; а наши сожаления или удовлетворённость строго пропорциональны воздействию, которое этот эпизод оказал на нашу гордость собой. Но можем ли мы искренне сказать заранее, что, что бы ни случилось, мы будем вести себя так-то и так-то, а не иначе? Не подвержены ли мы внушению момента и легко уносимся прочь от своего решения гневом, жадностью, энтузиазмом? Также как в обычном сновидении, наша бодрственная жизнь всегда застаёт нас врасплох; и мы постоянно ведём себя так, как даже не могли представить своё поведение. Но даже вспоминая прошедшие события, не можем мы честно сказать, что могли бы повести себя как-то лучше или хуже во вчерашней ситуации. Если бы та же ситуация повторилась в точности, нет сомнений, мы смогли бы. Но беря её такой, какой она тогда была с нами в то время, она вряд ли сильно отличалась от любого из ночных сновидений, которые мы помним.

Серьёзное исследование такого параллелизма между двумя состояниями сна и бодрствования обнаруживает также много других сходств. Здесь достаточно сейчас будет упомянуть лишь ещё одно — большая схожесть нашей памяти в отношении переживания этих двух состояний. Несомненное отличие здесь в том, что в бодрственном состоянии мы сохраняем обычно более или менее непрерывные воспоминания, тогда как наши ночные сновидения остаются в памяти лишь серией обрывочных воспоминаний. Но помимо этого характерного отличия, наша фактическая способность памяти представляется ведущей себя очень сходным образом в отношении к обоим формам опыта. Мы знаем, насколько трудно бывает по желанию вспомнить сон предыдущей ночи; образы сновидения были очень яркими, и все его детали присутствовали в нашей памяти при пробуждении; но за какое-то мгновение оно целиком исчезло, не оставив за собой даже обломков на поверхности. Память вчерашнего сна-жизни не настолько вероломна и капризна в отношении основных черт; но где же сегодня живые детали вчерашнего? Мы видели ясно тысячу и один объект, мы даже уделяли им внимание. Мы слушали разговоры, говорили сами, рассматривали людей и предметы на улице, читали книги и газеты, писали и читали письма, ели и пили, совершали несчётное количество действий. И сколько подобных деталей остаются в нашей памяти сегодня; или сколько из них мы способны вспомнить? Почти также полностью, как и наши ночные сны, основная масса наших вчерашних снов-жизни меркнет в забвении нашего беспамятства.

Можно опасаться, что во всех этих предыдущих рассуждениях есть нечто патологическое; и что само стремление видеть нашу жизнь в бодрствовании как просто особую разновидность сновидения может привести к уменьшению значения жизни для нас, также как нас для неё. Но в подобном отношении самом кроется патология робости, закрывающей глаза на вполне возможный и вероятный факт нашего существования. Истина в том, что, как в ночных сновидениях первым симптомом пробуждения является появление подозрения, что это лишь сон, так и в отношении нашего нынешнего бодрственного состояния такое подозрение может являться первым симптомом реального пробуждения — второго пробуждения религиозного опыта. Осознать себя спящим можно только находясь уже на грани бодрствования; также и осознание того, что мы бодрствуем лишь частично, есть первое условие к тому, чтобы пробудиться по-настоящему.

~ • ~ • ~

~ Are We Awake?
перевод: larkin_donkey
/ A.R. Orage, 1925 /
Комментарии: 
10-сент-2016 02:14 pm - Бодрствуем ли мы?
Пользователь x4l сослался на вашу запись в своей записи «Бодрствуем ли мы?» в контексте: [...] Оригинал взят у в Бодрствуем ли мы? [...]
10-сент-2016 02:34 pm
Люди вместо того чтоб быть "существами помогающими Творцу в управлении миром" стали только поддерживать жизнь Луны. Если представить что теперь все "спящие пробудятся" то вполне возможно что произойдёт нечто описанное Вельзевулом: они "уничтожат себя из принципа"-в "Бесах" Достоевского описан "человекобог" Кирилов который убивает себя "из принципа" видя бессмысленность существования, и он говорит что если "человекобогами" станут все, все убьют себя. Потому так сложно объяснить человеку что он не имеет воли,-он скорее согласится с тем что "жизнь это иллюзия" чтоб спать ещё крепче!-в это время через него действует Луна
10-сент-2016 08:29 pm
Ну да, как говорил Альбер Камю, есть лишь один основной вопрос философии - вопрос о самоубийстве. Вопрос смысла тесно связан с ним, хотя к самому вопросу о смысле существования люди также привычно подходят с позиций собственного эгоизма. И для того, чтобы существование вдруг стало "бессмысленным", им многого не требуется -- достаточно детской обиды, ощущения брошенности, веры во всякие благоглупости, типа идеи тепловой смерти вселенной и т.п.
11-сент-2016 06:46 pm
> как в ночных сновидениях первым симптомом пробуждения является появление подозрения,
> что это лишь сон, так и в отношении нашего нынешнего бодрственного состояния такое
> подозрение может являться первым симптомом реального пробуждения

Не согласен с Орейджем. Мой опыт показывает, что еще мне ни разу ни удавалось осознать, что я сплю, до тех пор, пока я вдруг не просыпался. То есть в моем случае всегда пробуждение было первично, а осознавание, что до этого все было сном, вторично.
11-сент-2016 09:07 pm
Ну, не знаю, мне кажется, он здесь прав всё-таки. Действие будильника, например, именно на этом осознании и работает. Сначала звук будильника должен достучаться до моего спящего сознания, призвать его. Осознание приходит, но часто вместе с нежеланием выходить из реальности сновидения. И я могу нырять в неё снова или цепляться за неё, оставаясь на грани, до следующего сигнала..
11-сент-2016 07:48 pm - Бодрствуем ли мы?
Пользователь andrelubertsy сослался на вашу запись в своей записи «Бодрствуем ли мы?» в контексте: [...] Оригинал взят у в Бодрствуем ли мы? [...]
12-сент-2016 03:32 am - Бодрствуем ли мы?
Пользователь bbel2004 сослался на вашу запись в своей записи «Бодрствуем ли мы?» в контексте: [...] Оригинал взят у в Бодрствуем ли мы? [...]
14-сент-2016 03:53 pm
Anonymous
Когда человек находится в состоянии гипнотического транса, можно контактировать с его бессознательным или его подсознанием. Такой возможностью пользуются, например, психотерапевты, владеющие гипнозом. Человек, находящийся в гипнотическом сне, в большей степени, чем бодрствующий человек, проявляет своё подсознание или руководствуется им.

С другой стороны, Гурджиев писал, что сущность современного человека перешла в его подсознание. Это обсуждалось недавно в этом ЖЖ. Точно не помню, но кажется, здесь писали еще и то, что совесть человека тоже перешла в его подсознание.

Таким образом, спящий человек (если его сон похож на гипнотический) в большей степени руководствуется своей сущностью и своей совестью, нежели бодрствующий. Поэтому сон, о котором здесь идет речь, - это благо

P.s. "Убедить себя..." это в духе "мне надо понять..." г-жи Зальцман :)
14-сент-2016 10:40 pm
И куда же, интересно, ведут человека его спящие сущность и совесть, которыми он руководствуется во сне? :)

Эта тема, наверное, должна быть интересна энтузиастам люцидных снов или искусства сновидения а-ля "КК & C".
Тем более, как говорил Гурджиев:
— Существуют также "Ключ к сновидениям" и "Эталон любовных писем". Вы можете сами выбрать, что вам ближе."

Но подобные методики, с точки зрения гурджиевской работы, являются бессмысленной тратой тонких энергий в 1-2х-центровой активности, и если не вредны, то не имеют в ней никакого практического смысла. Основной ценностью четвёртого пути является "параллельность" его техник "нормальным" повседневным процессам нашей жизни. Именно за счёт такой параллельности и достигается постепенно согласованная работа центров, соответствующая выходу из состояния бодрствующего сна и достижению третьего состояния сознания — самосознания. Вне этого, по определению Гурджиева, мы представляем собой лишь "носителей мягкого и склизкого нечто", находящегося глубоко в подсознании и принимающего "очень маленькое участие в общей функционизации".

P.s. "Убедить себя…" — что ж, это тоже, своего рода, вера, :) которая может постепенно переходить в уверенность с опытом относительного пробуждения. Без такого опыта всё это пустые слова и никто по-настоящему не сможет поверить в то, что он пребывает во сне.
- Anonymous - Развернуть
- Anonymous - Развернуть
- Anonymous - Развернуть
- Anonymous - Развернуть
- Anonymous - Развернуть
- Anonymous - Развернуть
16-сент-2016 10:26 am
"Во-первых, сущность и совесть не должны куда-то вести."

Почему не должны? Если личность "ведёт" (определяет алгоритмы расходования произведённой организмом энергии в социуме), также как "ведут инстинкты", можно предположить, что и сущность с совестью могут направлять действия людей.


"Во-вторых, я писал, что во сне сущность и совесть более активны."

Здесь нужно уточнить какой именно сон, или его стадии имеются в виду? Ведь, например, фаза глубокого ночного сна сильно отличается от состояния "согласованного дневного транса".

"Иными словами, самовоспоминание связано с ощущением "Как странно! Как случилось что я здесь?" И чем чаще мы задумываемся "Как случилось, что я смотрю в экран монитора", тем осознаннее мы становимся."

Можно трактовать объяснения Успенского и в другом ключе, если сместить акцент с данного места на того, кто его воспринимает. Непривычная обстановка, или новое место - это только условия, которые могут помочь проявиться настоящему "я" скрытому за привычным репертуаром ролей. На какое-то время могут исчезнуть стереотипные модели поведения, что даст возможность быть естественным. Иначе это превращается только в тренировку внимания, как бы "осознанность", которая конечно тоже важна, ибо позволяет использовать такие моменты для самопознания, если направить луч внимания от монитора также и на себя.

"Конечно, под дождь можно попасть случайно, а можно и не попадать, если узнать прогноз погоды. Но это не наша заслуга, а Гидрометцентра."

С точки зрения человека, который узнал прогноз погоды, и не попал поэтому под дождь - заслуга именно его. Гидрометцентр здесь не при чём, можно самостоятельно взять зонтик, посмотрев предварительно в окно, или не сделать этого - но это остаётся на совести самого человека.

Edited at 2016-09-16 10:28 (UTC)
16-сент-2016 05:15 pm
Anonymous
>> "Во-первых, сущность и совесть не должны куда-то вести."

Почему не должны? Если личность "ведёт" (определяет алгоритмы расходования произведённой организмом энергии в социуме), также как "ведут инстинкты", можно предположить, что и сущность с совестью могут направлять действия людей.


Потому, что сущность и совесть должны не вести, а со-ветовать или ограничивать.
- Anonymous - Развернуть
- Anonymous - Развернуть
18-сент-2016 05:25 pm
Anonymous
Моё скептическое отношение к этой статье связано еще и с тем, что Гурджиев в "Вельзевуле" не приводит огульных обвинений в том что все "спят на ходу". Наоборот, он приводит доводы в пользу необходимости сна. Например, он пишет:

почти все дикие земные существа находятся в бытие-состоянии, называемом «сон», то есть в состоянии автоматической выработки в их организмах той энергии, которая необходима для их обычного существования

также:

существо вообще приобретает возможность того, что называется «гармоническая ассоциация», единственно благодаря которой создается энергия для активного бытие-существования организма всякого трехмозгового существа и, следователь­но, их самих. Но в настоящее время эта энергия может быть выработана в организмах твоих любимцев только во время их совершенно бессознательного состояния, то есть во время того, что они называют «сон».

и, самое интересное:

Процесс тот же, который происходит и в нас (Вельзевулах - Anonimous), но не тогда, когда мы отдыхаем, чтобы позволить функционированию нашего общего организма свободно трансформировать, без помехи со стороны воли, все разновидности бытие-энергии, необходимой для активного существования, в то время как в них эти различные бытие-энергии могут возникать только во время полной бездеятельности, то есть во время того, что они называют «сон», и то, конечно, только «до-известной-степени».

То есть даже в совершенных существах возникает необходимость отключать волю чтобы воспринять все необходимые энергии (впечатления).
19-сент-2016 08:59 am
А где-то ставилась по сомнение сама необходимость сна? Вопрос именно в качестве этих состояний, когда между ними, по сути, стирается различие. Цитируя Гурджиева по этому поводу: "Надо не мечтать, а делать. Существует 2 состояния: сон и состояние бодрствования. Когда мы спим - надо спать ... Если человек хорошо спит, он также хорошо бодрствует. В мечтах же всё делается небрежно, кое-как..."

>...не приводит огульных обвинений в том что все "спят на ходу".

"Современный человек живёт во сне; во сне он рождается и во сне умирает.
О самом сне и его роли и значении в жизни мы поговорим позднее; а сейчас я прошу вас подумать только об одном: какое знание может быть у человека, погруженного в сон? Если вы подумаете об этом, памятуя, что сон является главной чертой нашего бытия, вам сразу же станет ясно, что, если человек по-настоящему желает знания, он должен прежде всего подумать о том, как пробудиться, как изменить своё бытие." / В поисках чудесного /
- Anonymous - Развернуть
21-сент-2016 10:13 am
"Процесс тот же, который происходит и в нас (Вельзевулах - Anonimous), но не тогда, когда мы отдыхаем, чтобы позволить функционированию нашего общего организма свободно трансформировать, без помехи со стороны воли,"

Откуда вы взяли эту цитату? В нормальном варианте:

"Хотя трехмозгным существам твоей планеты тогда уже было хорошо известно относительно законов «течения-ассоциативных-движений», но к современным трехмозгным существам касательно этих законов решительно никаких сведений не перешло.
Так как это самое «течение-ассоциативных-движений» в наличии понравившихся тебе трехмозгных существ происходит не так, как вообще в наличии прочих трехмозгных существ, и причинами этого служат совсем особые основания, только им свойственные, то потому прежде всего следует объяснить тебе об этом немного подробнее.
Это такой же процесс, какой происходит и в нас, только в нас он происходит, когда мы намеренно отдыхаем, чтобы дать всей функционизации нашего общего наличия, без помехи нашей воли, свободно трансформировать все роды существенской энергии, требуемые для последующего всестороннего активного существования — в них же эти самые разнородные существенские энергии могут возникать, и то, конечно, с «грехом-пополам», уже только во время их совершенного бездействия, т.е. во время их, как они называют — «сна»."

Здесь, по-моему, самая интересная часть касается понимания "законов «течения-ассоциативных-движений»". Тема сна уже вторична, как необходимая вследствии нарушения этих законов.
- Anonymous - Развернуть
- Anonymous - Развернуть
15-окт-2016 04:01 am - Бодрствуем ли мы?
Пользователь val000 сослался на вашу запись в своей записи «Бодрствуем ли мы?» в контексте: [...] чтобы пробудиться по-настоящему. Источник: Are We Awake? A.R. Orage, 1925 * (Оригинальный пост) [...]
page loaded at: 17:29 GMT