?

Log in

No account? Create an account
Recollection notes
Гибрис-синдром 
30-май-2016 02:40 am
Ги́брис, хю́брис (др.-греч. ὕβρις – дерзость) — высокомерие, гордыня, спесь, гипертрофированное самолюбие. В древнегреческой культуре персонифицированное свойство характера, позже — важная этическая концепция.
В греческой мифологии также — богиня, олицетворение гибельной самоуверенности, наглости и непомерной гордыни.

"Обладание властью порой вызывает профессиональную деформацию личности — гибрис-синдром (Hubris syndrome), слепую, враждебную здравому смыслу самонадеянность." / Дэвид Оуэн, «История болезни. Недуги государственных деятелей последнего столетия» /

Во времена действительного величия Греции публичных героев чествовали лавровыми ветвями или венками. В сравнении с ныне популярными символами признания в виде медалей, etc, отличие весьма существенное — растения, по своей природе, имеют срок жизни несоизмеримо меньший, чем благородные металлы. Впрочем, и этого времени бывает вполне достаточно для проявления общей тенденции к самоуспокоению при появлении признаков малейшего достижения, в ослеплении иллюзией собственного превосходства. Что как раз и нашло отражение в известном выражении: "И с тех пор он почил на лаврах"...

Во многих отношениях, эта наша характерная черта является одной из самых крупных ловушек — как в плане индивидуальной работы, так и в отношении амбиций различных социальных и прочих групп. Причём, групповые тенденции в этом смысле ещё хуже, поскольку люди, считая, что принадлежность данной группе или нации даёт им некое превосходство над другими ("богоизбранность"), взаимно подпитывают общие иллюзии, лишь усиливая гипнотический сон.

Греки дали этой тенденции название 'гибрис' и уделяли ей особое внимание в своих драмах.

Наглядно можно представить это с точки зрения октав, включая идею "прерывности" развития соответствующих им процессов. Скажем, как результат того или иного вида работы, человек находится в восходящей октаве и достигает определённой точки, где появляются (или человеку кажется, что появляются) некие явные признаки достижения — что-то заметное другим. Часто при этом, особенно если достигнутая точка попадает на "закономерный" интервал, человек бросает работать и начинает "почивать на лаврах"... А поскольку места интервалов одновременно соответствуют областям наибольшей подверженности внешним влияниям, то здесь шире всего раскрытие действию отклоняющих сил, легко и быстро перемещающих человека в другую, нисходящую октаву.

Подобные вещи можно наблюдать в любых масштабах, от самых малых индивидуальных, до глобальных, связанных с развитием человеческих сообществ. Чем-то это напоминает популярную детскую игру "Змеи и лестницы", пришедшую к нам от индусов, у которых она называлась, правда, по-другому: "Джняна-чаупада" (джняна — знание, чаупада — игра в кости). В этой игре можно долго и трудолюбиво идти шаг за шагом по горизонтальным и вертикальным путям, карабкаться вверх по лестницам... Но на этом пути нас может поджидать нежданная встреча со змеёй, и мы вновь и вновь быстро соскальзываем вниз. В игре это дело случая и уклониться от подобной встречи невозможно. В жизни чаще всего происходит всё точно также. В работе же у нас — иногда — может получаться уклониться от подобной нежданной встречи или избежать "закономерного" соскальзывания, когда мы начинаем видеть и осознавать подобное "приближение змеи".

Какие же предупреждающие знаки можно наблюдать в этом отношении?

Любая работа неизбежно производит результаты двух видов — внутренние и внешние. Если помнить об этом (что теоретически вполне возможно), также как о том, что в подлинной Работе реальное значение имеет только внутренний результат, то это уже может быть некой мерой предосторожности от подобного соскальзывания. Хотя определённые качества в нас, страстно жаждущие внешних результатов — наши амбиции, гордость, желание похвалы, стремление выделиться, показать себя, etc — часто гораздо сильнее, да ещё при этом очень ловко маскируются и прячутся. И как бы искренне и честно мы ни начинали, неизбежно мы приходим к месту, где создаётся некая комбинация внутренних и внешних результатов. И что происходит далее? Чувство того или иного вида превосходства может при этом буквально захлестнуть человека, начинающего ставить себе в личную заслугу подобные результаты. Все данные или взятые на себя обязательства, принципы служения уходят на второй план и постепенно замещаются всяческими почётными званиями, желанием "продвижения по службе", etc. Чаще всего, мы даже не замечаем подобных перемен в себе, хотя эта картина обычно до боли ясна и понятна всем остальным. Это качество тщеславия считалось когда-то одной из самых могущественных уловок Сатаны. Сейчас оно воспринимается скорее с точки зрения эгоизма, что впрочем не меняет его сути. Тем более, если говорить об "уловках дьявола", то тут как раз чётко прослеживается момент самой "сделки с дьяволом" — чаще неосознанного, внутреннего торга — с "обналичиванием" любых усилий и проделанной работы в обмен на награды повседневной жизни.

Ещё один предупреждающий знак можно видеть в ситуациях, где какие-то мои реальные усилия в направлении определённой цели создают явно выраженный момент кульминации. Это сопровождается, как правило, переживанием чувства удовлетворения. Но такое краткое и вполне законное чувство удовлетворения от проделанной работы в следующий момент уже может легко и незаметно превратиться в самодовольство, где эго вновь оказывается на коне, твёрдо сидящим в седле. И вместо того, чтобы воспользоваться достигнутым внутренним результатом (данной возможностью видения) для постановки себе следующей, новой цели, я расслабляюсь и вновь погружаюсь в сон "почивания на лаврах", ставя себе это заслугой и воображая себя способным удержаться на этой кульминационной вершине.

Само ожидание внешних вознаграждений является вполне понятным человеческим желанием. И вопрос вовсе не в том, чтобы отказываться от подобных наград. Иногда они встречаются на моём пути, но когда это происходит, они ничем не лучше и не хуже всех прочих событий и жизненных переживаний — сегодня здесь, завтра ушли... Вопрос именно в том, чтобы перестать их активно ценить, не придавать им существенной внутренней ценности. Таким образом, мы заставляем голодать и лишаем собственное эго его излюбленной пищи, одновременно давая возможность расти чему-то более истинному в нас. Иначе, как говорится, "что пользы человеку приобрести весь мир, если он теряет собственную душу?"
Комментарии: 
6-июн-2016 06:45 am
В христианской "Лествице" тщеславие и гордыня рассматриваются как одни из самых труднопреодолимых смертных грехов. А гордыня к том же описывается как самый коварный. Коварным он был является потому, что умеет подчинять себе все достижения человека (даже самоуничижение может служить поводом для гордости). Поэтому, чтобы противопоставить ему хоть что-то, доходило до того, что христианские подвижники специально оставляли в себе подверженность к тому или иному малому греху, чтобы было в чем себя постоянно упрекать. Это давало им хоть какую-то защиту от гордыни. А общее отношение к тщеславию и гордыне хорошо передается следующей поговоркой: "от малых смертных грехов спасет учитель, от тщеславия спасет ангел, а от гордыни - только Бог".

Edited at 2016-06-06 07:00 (UTC)
6-июн-2016 10:14 pm
В отношении необходимости понимания существенного различия между тщеславием и гордостью, со слов ГИГа:

"Тщеславие == глупое изображение обладания тем, чего у вас реально нет.
Гордость более законна; она чувствуется в отношении к вами заслуженному.
Тщеславие принадлежит телу. Гордость собой — это психическая гордость. Не путайте их.
Никакой метод не сможет вам помочь, пока вы не сможете избавиться от тщеславия и гордости собой."
8-июн-2016 05:23 am
В таком случае определение слова "тщеславие" у ГИГа не совпадает с христианским. Потому что в Христианстве грех тщеславия - это вера в то, что без одобрения и поддержки других мы ни на что не способны. Грех сребролюбия - это вера, что мы не способны жить без определенных материальных вещей. "Гордость" же является почти противоположным (но по сути тем же самым) - вера в то, что человек добился всего сам, своими усилиями. Мне больше импонирует христианский вариант, потому что он рассматривает явление намного глубже.

Когда два собеседника наделяют одни и те же слова разными смыслами путаница неизбежна. :-)

Edited at 2016-06-08 05:49 (UTC)
8-июн-2016 09:35 am
Ну, мы уже обсуждали и не хочется к этому возвращаться. Повторю, что писал уже выше:

Гордыня (гибрис) - понятие гораздо более широкое, чем тщеславие.. Конечно, гордыня бывает и не-тщеславной, но тщеславие считается (по крайней мере, в христианстве) одним из проявлений гордыни. Так что, это не противоположные вещи, скорее одно является подмножеством другого.

Другими словами, тщеславие и гордость отражают одно и то же качество, но на разных уровнях (в разных "мирах"). Гордость - атрибут психического мира, тщеславие - органического..
8-июн-2016 07:14 am
Anonymous
Базовое образование у Гурджиева было христианским, да и ученики его изначально были христианами. Еще до встречи они имели понятие о том, что такое гордыня и тщеславие. Как фраза "деньги - зло" не является определением денег, так, имхо, и слова Гурджиева не являются определением гордыни или тщеславия.

Что касается всей темы в целом, мне кажется, автор обсуждает значение английского выражения "to be proud of" что не соответствует напрямую русской "гордыне". Аналогично и с "vanity", которое близко к "in vain" или к "тщетно", но не соответствует напрямую русскому "тщеславию". Эти английские слова имеют смысловое ударение на объекте гордости-тщетности, а не на субъекте-личности, как русские. Добавлю еще, что в церковном словаре слову "гордость" соответствует около 5 греческих терминов, причем среди них нет того, которое приводит автор.
8-июн-2016 09:35 am
Похоже, Вы даже и не пытались понять, о чем речь. И если уж говорить об английском -- то, о чём я писал, имеет параллель не с "тщетой", а скорее со средневековым значением "vainglory", буквально соответствующим русскому "тщеславию". То же и с гордостью...

И Вам, видимо, кажется, что всему возможно дать чёткие определения и жизнь сразу наладится. Приведённое выше определение вовсе не претендует на полноту, но оно описывает весьма важное качество различия двух понятий в их отношении к разным уровням бытия, которые требуют различных подходов к работе.
page loaded at: 15:24 GMT