?

Log in

No account? Create an account
Recollection notes
ДУХОВНОСТЬ И ИНТЕЛЛЕКТ 
28-фев-2016 01:34 am
Уже приводил недавно фрагмент, но возможно, стоит опубликовать полностью.
Довольно интересная беседа в рамках ТВ-шоу "Мышление разрешено" (1998 г.).
Участники: Джеффри Мишлав (ведущий) и Джекоб Нидлман.

~ • ~ • ~
Mishlove: Тема нашей беседы сегодня — "Духовность и интеллект". Мы часто думаем о духовности, как о чём-то, имеющем дело со сферами опыта, находящимися выше понимания интеллекта, за пределами эго, вне времени и пространства — некой реальности, касающейся бесконечного, божественного. Интеллект же, с другой стороны, есть нечто конкретное, осязаемое; он имеет дело с числами, с концепциями. И в то же время ясно, что сферы эти определённым образом пересекаются, поэтому важно понять характер этого перекрытия и их взаимодействия друг с другом. ... Давайте начнём с, возможно, величайшей фигуры во всей философии — Сократа. Своей жизнью он как бы ликвидирует разрыв между духом и интеллектом. И большинство, думаю, согласится, что это один из великих или даже величайший философ. Но в то же время, он не оставил после себя никаких письменных работ.

Needleman: Да, он был философом в первоначальном смысле этого слова — в значении искателя истины, любящего мудрость. А это не просто нечто в голове. Мудрость есть состояние целого человеческого существа. А мудрый человек не просто знает истину, он живёт ей. Именно таким был Сократ — учителем мудрости, искателем.

M: Есть такое ощущение — и думаю, Вы его чувствуете остро сами — что современная философия, академическая философия, очень сильно отклонилось с курса, заданного подобными Сократу философами античности.

N: Вся культура отклонилась, не только философия. Мы все свернули с него. Вся современная культура в целом искушает нас и вовлекает лишь в одну из частей себя. Сократ же и Платон вслед за ним учили, что лишь полностью интегрированное существо является истинно человеческим существом. Так что, да, академическая философия отклонилась далеко в сторону от этого. Но то же произошло и со всей нашей жизнью.

M: Но если наша культура в целом действительно стала фрагментированной и ушла в сторону от ощущения целостности, тогда, полагаю, мы должны искать какие-то альтернативы этой культуре мейнстрима — возможно, какие-то примеры из сфер контркультуры или эзотерики, которые, как я знаю, вы исследовали весьма широко — чтобы найти подход к тому, что когда-то было мейнстримом античной мудрости.

N: Да, надо смотреть во все стороны. Многие пытаются это делать сейчас, и в поле нашего зрения прорывается множество вещей, о которых мы раньше не знали или серьёзно не воспринимали — из античности, с Востока, бог знает ещё откуда. Сейчас как раз такое время, когда всё вливается из разных источников. И безусловно, нам в нашей культуре нужна сейчас новая жизнь, новое понимание.

M: Каково ваше ощущение, если я могу спросить об этом прямо Вас — как профессора психологии —

N: Профессора философии.

M: Да, прошу прощения, я ошибся, хотя и знал это. Вы профессор философии, но выступаете перед самыми разными группами, включая врачей и психологов. Как Вы могли бы передать всем им это понимание сути философии?

N: Я скажу Вам, хотя это и весьма странная вещь. Она может казаться даже, в некотором смысле, самоочевидной, хотя я так не думаю. Я обнаружил её в своей работе с группами, подобными Вами упомянутым — с докторами, бизнесменами, психологами, религиозными педагогами, молодёжью...
Настоящее вопрошание являет собой огромную моральную трансформирующую силу. Именно эта практика вопрошания была у Сократа — он выяснял истину, искал, ставил вопросы. И он знал, как это нужно делать. Это не просто задавание вопросов в поисках быстрого, готового ответа или объяснения, а сам процесс выяснения — постановки вопроса, открытия — который раскрывает нечто в человеческом существе, никак не затрагиваемое нашей культурой. А значит, оно никак не связано со сферой нашей деятельности — занимаемся ли мы тем или этим. Каждый человек имеет в себе некий потенциал к страстному стремлению выяснить истину, который и является трансформирующей силой. Именно это я делаю, неважно где я есть. Я пытаюсь...

M: Что ж, возможно тогда в том, что я назвал Вас психологом, был элемент счастливой случайности. Потому что мне кажется, что реально Вы говорите о самой 'псише' — древнем термине, подразумевающем душу.

N: Безусловно. Она никогда не отделялась. Философия и психология всегда были вместе, лишь в нашей современной культуре появилось это характерное разделение между поисками трансцендентного знания / мудрости, и изучения природы ума — нашего собственного ума со всеми его возможностями, а не просто патологии. Действительно, двадцатый век оказался временем, когда философия и психология разделились, но этого никогда не было в прошлом. Поэтому, да, я хотел бы думать о себе, как пытающемся быть психологом, в древнем смысле, также как философом.

M: Если говорить о родной области интеллекта — сфере понятий — то Вы здесь ввели очень интересное различение, которого я тоже хотел бы коснуться в обсуждении — а именно, различие между понятием (концепцией) и идеей.

N: Это трудный вопрос. На разъяснение его в моей книге потребовалось довольно много времени.

M: Мне он показался весьма существенным и значительным, когда я читал её.

N: Непросто дать здесь быстрое описание. Понятие или концепция есть род ментального инструмента для организации данных и фактов. Оно сродни неким компьютерным аспектам или файловой системе, и в этом смысле очень полезно. Но оно является частью относительно автоматической части человеческого ума, которая также весьма полезна. Идея же подобна выражению некой фундаментальной реальности — силы, в известном смысле. Иногда она находит своё выражение в словах или абстрактной формуле; иногда в образах; иногда в геометрических формах или же формах искусства. Поэтому вербальное выражение идей является лишь одним из способов сообщения, разговора о чём-то, понимание чего уходит за далеко пределы отдельно взятого интеллекта. Очень трудно быстро сказать об этом как-то иначе. Но идеи исходят из некого более глубокого уровня человеческого ума. Концепции и понятия же есть наш обычный ум, функционирующий как это требуется для организации, резки, сушки, размещения данных по папкам и всего такого.

M: Другими словами, когда мы обычно думаем о работе интеллекта, мы думаем о понятиях, с которыми он оперирует. Идеи же являются чем-то, во что интеллект также вовлекается, но идеи проникают глубже, они обладают большей преобразующей силой.

N: Абсолютно точно. Подразумевается, что идеи предназначены, чтобы приниматься интеллектом, но они должны проникать гораздо глубже, до самого сердца и нутра, на что не способны интеллектуальные понятия.

M: И ещё идеи, я полагаю, неизмеримы в том же смысле, в каком возможно измерить понятия. Ими невозможно манипулировать тем же образом, каким люди часто манипулируют понятиями.

N: Да. Поскольку при этом они искажаются и смысл их теряется.

M: Хорошим примером идеи может быть та, что осталась нам от Сократа: "Человек, познай себя."

N: Это великая идея. Также как многие другие подобного рода. Идея Бога также является идеей, и она указывает на нечто такое, что может существовать или же нет. Я полагаю, что Бог есть, что он реален, но это есть идея. Она не возникла лишь автоматически, подобно скале или камню. Кто-то пережил видение этой идеи Бога, или идеи вселенной как единства, многого в одном. Или в древнем Китае, идея инь и янь — двуединства, постоянного взаимодействия двух сил вселенной. Всё это идеи. Далее, голова может придумать концептуальный способ представить их, но она никогда не сможет их понять по-настоящему, поскольку для понимания любой идеи необходимо её реально пережить. А это значит, что вам надо погрузиться в неё всем своим существом. Так что, идеи — это нечто совсем другое. И Вы правы — до сих пор была огромная путаница между идеями и понятиями, и как следствие, концептуальная мысль пыталась делать сама всё то, что лишь мысль цельного человека способна сделать, и это, думаю, стало одной из основных проблем всего нашего общества.

M: Давайте посмотрим теперь на другую сторону уравнения, которое мы обсуждаем сегодня — духовность....

( Читать далее . . . )

~ • ~ • ~
[ перевод: larkin_donkey ]
Комментарии: 
29-фев-2016 01:55 pm
Спасибо. Очень кстати.
У меня сейчас как раз кризис жанра из-за возрастающего недоверия к методологии Неоадвайты. Ну не получается, чтобы одна только Недвойственность была. Не получается и все!
29-фев-2016 04:44 pm
Понял, ну да, при всём уважении к ней, у меня как раз по этой категоричности основной пункт некого внутреннего неприятия…

PS: И спасибо за отзыв. Вторую часть, надеюсь, завтра выложу - она, может, даже более интересная. В этом плане, мне Нидлман как раз нравится тем, что у него бывает получается объёмно и под другим углом показать вроде бы известные вещи, но смотришь на них по-новому.
2-май-2016 04:01 am - Духовность и интеллект
Пользователь val000 сослался на вашу запись в своей записи «Духовность и интеллект» в контексте: [...] Of Knowledge and Discovery with Dr. Jeffrey Mishlove" /> Фрагмент: * (Оригинальный пост) [...]
page loaded at: 05:38 GMT